четверг, 10 марта 2011 г.

Фото дня

Ливийский повстанец ведёт огонь по правительственному самолёту

понедельник, 7 марта 2011 г.

Русь!

РУСЬ!


Арабский путешественник Ибн Фадлан о Русах (992 год):

Я видел русов, когда они прибыли по своим торговым делам и расположились у реки Атиль.
Я никого не видал, более совершенного телом. Они стройны, белокуры, краснолицы и белотелы.
Не носят курток и кафтанов, но их мужчины носят кису, которой охватывают один бок, так что одна рука остаётся снаружи… ..Каждый из них имеет топор, меч и нож, и со всем этим он не расстаётся. Мечи их плоские, бороздчатые, франкские. Иные из них изрисованы от края ногтей и до шеи деревьями и всякими изображениями…

Дирхемы русов [деньги] — серая белка без шерсти, хвоста, передних и задних лап и головы, [а также] соболи… Ими они совершают меновые сделки, и оттуда их нельзя вывезти, так что их отдают за товар, весов там не имеют, а только стандартные бруски металла…

Собирается их в одном доме десять или двадцать, — меньше или больше. У каждого скамья, на которой он сидит, и с ним девушки–красавицы для купцов. И вот один совокупляется со своей девушкой, а товарищ его смотрит на него. И иногда собирается группа из них в таком положении один против другого, и входит купец, чтобы купить у кого–либо из них девушку, и наталкивается на него, сочетающегося с ней. Он же не оставляет её, пока не удовлетворит своего желания…

В обычае царя русов, что вместе с ним в его высоком замке всегда находятся четыреста мужей из его витязей к нему приближённых… С каждым из них девушка, которая служит ему, моет ему голову и приготовляет ему то, что он ест и пьёт, и другая девушка, которой он пользуется как наложницей в присутствии царя. Эти четыреста сидят, а ночью спят у подножья его ложа…

Если двое ссорятся и спорят, и их царь не может их примирить, он решает, чтобы они сражались друг с другом на мечах, и тот, кто победит, тот и прав.

В одном из отчетов о ходе Олимпиады Генерал Бутовский писал: «Русских здесь — ни одного. То есть был тут один из Киева, некто Риттер, молодой человек с очень внушительной фигурой, и записался даже на борьбу, но в день борьбы отказался от участия».

Позднее Риттер назвал три причины, побудившие его к такому поступку. Первая заключалась в потере им в греческой столице важнейшего для него талисмана — маменькиного медальона. Вторая — увы! — вино. Кто–то сказал ему, что морскую болезнь, возникшую во время длительного путешествия, эффективнее всего лечить сухим вином. Ведший до того сугубо трезвый образ жизни Риттер приналег на этот напиток. И в результате ежедневных передозировок подошел к главному старту сезона разбалансированным. И, наконец, третья причина состояла в том, что «программа была составлена таким образом, что одновременно в разных местах шли состязания и поспеть, по возможности, и туда и сюда было невозможно».

Так для России прошла первая в современной истории человечества Олимпиада 1896г.

суббота, 5 марта 2011 г.

Антонов


Как же прекрасно, друзья мои, иметь фамилию, начинающуюся на букву А. Раньше, в школе и институте это конечно ужасно злило по юношеской неопытности. Когда первого сентября учительская ручка не скользит по алфавитному списку, выискивая лоботрясов–двоечников, а останавливается ровно наверху.
— Кто нам расскажет про войну и мир, которые я задавала прочесть летом? Ну, начнем с Антонова.
Конечно начнем, хули. Антонов про органические фтористые соединения рассказать, Антонов теорему Коши доказать, Антонов про кольчатых червей поведать.
Ближе к пятому курсу я начал понимать всю прелесть буквы А, а уже во время взрослой жизни осознал всю её мощь. В заявке на сантехнические работы в ЖЭУ — первый. В очереди в регпалате на оформление документов — первый. Замена рабочих ноутбуков на новые — в алфавитном порядке. Не жизнь, а сказка.
Ну, бог с ней со сказкой, вернусь к реальной жизни. Сегодня на нашем заводе праздник. На нашем авиационном заводе дали зарплату. Но, правда, только 37%. И, надо заметить, за декабрь прошлого года. И, к сожалению, только женщинам. В честь праздника. И, что неожиданно, только женщинам с фамилиями до буквы К.
Просто авиационная промышленность в нашей стране переживает не лучшие времена. А тот факт, что наш исполнительный ебет начальницу ОТиЗа Курочкину тут совершенно не причем.

четверг, 3 марта 2011 г.

Проклятые имена


Заголовок немножко не отражает суть, но вот в чем суть, господа: у меня очень много друзей и знакомых, но так уж вышло, что практически все мои знакомые Олеги помечены каким–то знаком судьбы и являются в чем–то ебанутыми.

При этом, все эти Олеги очень добры душой и прекрасны сердцем, но через их судьбу идет красная лента бешеной ебанутости, которая вкупе с тем что они тезки, заставляет меня иногда думать что все Олеги — ебанутые, причем каждый по–своему.

Вот, например, один Олег:

Это был сосед моего друга по комнате в общежитии, он был в целом приятно выглядящий студент экономического факультета, добрый и отзывчивый, но он был очень расчетливый человек. Например, он закупал воду в пластиковых бутылках с расчетом на несколько месяцев вперед, хранил воду на балконе, и у него был файл "График расхода воды.xls", в котором он вел, собственно, график расхода воды с диаграммами.

Также у него был файл "Одежда в зависимости от температуры воздуха.xls", в котором была таблица, первым столбцом которой было разграфление температуры воздуха от –40 до +40 с шагом примерно три градуса, а первой строчкой — места, куда одевать одежду. Ну а ячейки таблицы, соответственно, были забиты тем, что же ему одевать в это место с такой температурой. Там были записи подобного толка: –30, пробежка — "Одевать шорты, носки и кеды, можно без футболки, пока что не было замечаний от прохожих." –20, университет — "Брюки, ботинки, носки, рубашка, ОБЯЗАТЕЛЬНО шарф и свитер"

Когда к нему приходил его друг, они варили гречку и ели ее.

Ну а в целом он был позитивный и добрый, как и все Олеги, персонаж, и как–то раз проявил себя в какой–то студенческой разборки, не помню суть, но он дерзко заставил кого–то вставлять выбитую кем–то накануне дверь.

понедельник, 28 февраля 2011 г.

Приветик


Я тут только что доехал в такси до дома, и пока мы ехали как–то зашла речь о зарплатах (ну точнее я слушал про тяжёлую судьбу таксиста). Водитель, лет 50–55, дагестанец, двое, как минимум, детей 8 и 16 лет, жалуется что 80 рублей это мало. Это очень мало, некуда деваться.

Честно признаюсь, я сначала не понял о каких единицах измерения он говорит. Но, да, действительно 80.000 рублей (сумма прописью: восемьдесят тысяч рублей) катастрофически нехватает ему для содержания семьи, что вынуждает подрабатывать таксистом.

Может быть я отстал от жизни?

суббота, 26 февраля 2011 г.

Мы все хотим денег

Мы все хотим сделать деньги.


Мы хотели бы создать eBay (прародителем идеи был Yahoo Auctions)
Мы бы хотели сделать facebook (первым подобным сервисом был Freindster)
Да мы бы могли написать первыми Groupon (но до него же был Youa Tuangou)
Если бы да кабы...


Теперь все эти сайты, приносящие миллионы своим создателям, скопировали идею с другого сайта, появившегося раннее. В чем был успех eBay, почему facebook стал популярным? Что будет дальше?

пятница, 25 февраля 2011 г.

Радостно!

Уже со следующего года Россию ждет бурный рост цен на табак и алкоголь. Об этом сегодня сообщил помощник президента РФ Аркадий Дворкович… «Я думаю, что если три года мы будем двигаться с увеличением в два–три раза, это вполне будет нормально. И придем к уровню западноевропейских стран – при наших более низких доходах это будет более чем эффективной мерой», – уверен Аркадий Дворкович. Он привел пример – если сейчас пачка сигарет стоит 50 рублей, то при цене за нее же в 250 рублей курить смогут лишь люди с хорошим уровнем дохода.
Ох сегодня и день был, килотонны химии, потом инженерная графика ну и физподготовка конечно же, куда ж без неё. Если химия еще куда не шло то остальное отстой, не в смысле предмет плохой или же преподаватель неадекватный, а просто скукота дикая, особенно когда 4 пары. Ужас короче

среда, 23 февраля 2011 г.


Несомненно, что единственное, настоящее, истинное предназначение России и русских — это служить всем народам мира, жить не для себя, не для страны, но для них (об этом еще Федор Михайлович писал). Служить, будучи мировыми пастырями, мировыми наставниками, мировыми учителями, тем самым добрым садовником, что отделяет гнилые яблоки от целых, не давая гнилости распространиться на еще здоровые плоды. За последние сто лет наш народ пережил цепь невиданных, немыслимых в мировой истории страданий: первая революция, мировая война, вторая революция, террор, голод, одичание, еще одна мировая война, распад сохраненного столь невообразимой, фантастической кровью государства, и третья война — на этот раз на наших улицах, в подворотнях, подъездах. Мы, русские, заглянули в самые бездны Ада, мы не просто узрели Дьявола и бесов его — мы свели с ними горькое, вынужденно–крепкое знакомство, мы опалены огнем Ада на сто поколений вперед, наши дома стоят на наших костях, наш гимн соткан из наших криков, наши шутки, песни, обычаи родились в самых мрачных, самых безнадежных темницах. Когда–то мы были светлой, самоупоенной, солнечной нацией вроде нынешних американцев — но прошедшие сто лет вычернили, выплакали, выдубили нас.

У нас не осталось снов — только кошмары. У нас не осталось Бога — только гражданин начальник. У нас не осталось мечтаний — только томительное, тягучее ожидание неизбежного. Мы — боль. Мы — слезы мира. Мы — каторжник с воспаленными слезящимися глазами, с усталой тоской глядящий на детей, беззаботно играющихся в песочнице. Как Европа. Как США. Как Китай. Даже евреи, пережив Холокост, усвоили его как досадную неприятность, как временное сумасшествие, как государственное помешательство, так и не поняв, что с ними напрямую пообщалась Бездна. Чуть–чуть. Пару лет. Нам же она дышит прямо в ухо все последнее столетие.

И в этом наша сила. Наше право решать что хорошо и что плохо, что можно и что нельзя, что нужно, а что — нет. Его нам дала не Декларация Прав Человека, не Библия, не туманные рассуждения философов и даже не прямое тайное всеобщее голосование. Его нам дали бесконечные безымянные бездонны курганы северов, заполненные одинаковыми скелетами в рубищах, с одинаковыми бирками на переломанных пальцах ног. Бесконечные безымянные полузасыпанные овраги в полосах наступлений бесконечных безымянных армий. Неприметные холмики по окраинам когда–то русских станиц на Кавказе. Нескончаемые ряды могил свиридовых, ивановых и сергеевых, множащиеся каждый день. И бесконечные безымянные годы унижений, все множащиеся и множащиеся, и не думающие, и не могущие закончиться, пока мы, харкая кровью из прокуренных лагерной махоркой легких, не перестанем лезть в песочницу к веселым детям, лепить куличики и верить в светлое завтра.

Мы не они. И никогда не станем ими. Но мы можем стать собой — искореженными, изувеченными квартирантами Бездны. Хиппи — дети цветов, русские — дети Смерти. Только найдя в этом признании новую духовную, новую моральную силу, мы сможем выбраться из удушающего водоворота айфоно–откато–чечено–теракто–героино–распила и посмотреть в глаза притихшему, притухшему, насторожившемуся миру.
— Дядя Коля из лагеря вернулся — еле слышно прошепчет кто–то в замершей песочнице.

И с этого момента начнется новая, настоящая, наша Россия, которую мы все эти годы ищем и никак не можем найти.Несомненно, что единственное, настоящее, истинное предназначение России и русских — это служить всем народам мира, жить не для себя, не для страны, но для них (об этом еще Федор Михайлович писал). Служить, будучи мировыми пастырями, мировыми наставниками, мировыми учителями, тем самым добрым садовником, что отделяет гнилые яблоки от целых, не давая гнилости распространиться на еще здоровые плоды. За последние сто лет наш народ пережил цепь невиданных, немыслимых в мировой истории страданий: первая революция, мировая война, вторая революция, террор, голод, одичание, еще одна мировая война, распад сохраненного столь невообразимой, фантастической кровью государства, и третья война — на этот раз на наших улицах, в подворотнях, подъездах. Мы, русские, заглянули в самые бездны Ада, мы не просто узрели Дьявола и бесов его — мы свели с ними горькое, вынужденно–крепкое знакомство, мы опалены огнем Ада на сто поколений вперед, наши дома стоят на наших костях, наш гимн соткан из наших криков, наши шутки, песни, обычаи родились в самых мрачных, самых безнадежных темницах. Когда–то мы были светлой, самоупоенной, солнечной нацией вроде нынешних американцев — но прошедшие сто лет вычернили, выплакали, выдубили нас.

У нас не осталось снов — только кошмары. У нас не осталось Бога — только гражданин начальник. У нас не осталось мечтаний — только томительное, тягучее ожидание неизбежного. Мы — боль. Мы — слезы мира. Мы — каторжник с воспаленными слезящимися глазами, с усталой тоской глядящий на детей, беззаботно играющихся в песочнице. Как Европа. Как США. Как Китай. Даже евреи, пережив Холокост, усвоили его как досадную неприятность, как временное сумасшествие, как государственное помешательство, так и не поняв, что с ними напрямую пообщалась Бездна. Чуть–чуть. Пару лет. Нам же она дышит прямо в ухо все последнее столетие.

И в этом наша сила. Наше право решать что хорошо и что плохо, что можно и что нельзя, что нужно, а что — нет. Его нам дала не Декларация Прав Человека, не Библия, не туманные рассуждения философов и даже не прямое тайное всеобщее голосование. Его нам дали бесконечные безымянные бездонны курганы северов, заполненные одинаковыми скелетами в рубищах, с одинаковыми бирками на переломанных пальцах ног. Бесконечные безымянные полузасыпанные овраги в полосах наступлений бесконечных безымянных армий. Неприметные холмики по окраинам когда–то русских станиц на Кавказе. Нескончаемые ряды могил свиридовых, ивановых и сергеевых, множащиеся каждый день. И бесконечные безымянные годы унижений, все множащиеся и множащиеся, и не думающие, и не могущие закончиться, пока мы, харкая кровью из прокуренных лагерной махоркой легких, не перестанем лезть в песочницу к веселым детям, лепить куличики и верить в светлое завтра.

Мы не они. И никогда не станем ими. Но мы можем стать собой — искореженными, изувеченными квартирантами Бездны. Хиппи — дети цветов, русские — дети Смерти. Только найдя в этом признании новую духовную, новую моральную силу, мы сможем выбраться из удушающего водоворота айфоно–откато–чечено–теракто–героино–распила и посмотреть в глаза притихшему, притухшему, насторожившемуся миру.
— Дядя Коля из лагеря вернулся — еле слышно прошепчет кто–то в замершей песочнице.

И с этого момента начнется новая, настоящая, наша Россия, которую мы все эти годы ищем и никак не можем найти.